Некоммерческие организации в России
English version
О журнале
Новости
Подписка
Аннотации и статьи
Авторам
Реклама
Интернет-форум
Литература по НКО

Книга: "Безопасное оформление сделок купли-продажи недвижимости"новинка

Книга: "Безопасное оформление сделок купли-продажи недвижимости"













Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2004 год | Статьи из номера N2 / 2004

Благотворительные организации в римском праве

Чернега К.А.,


кандидат юридических наук,
кафедра гражданского и семейного права
Московскойгосударственной юридической академии

1. Алиментарные учреждения римских императоров, предназначенные для содержания детей-сирот и детей бедных родителей — alimenta (stipendium)

Появление первых алиментарных учреждений, средства которых предназначались для содержаниядетей-сирот и детей бедных родителей (далее alimenta), относят ко времени царствования императора Нервы (? — 33 г. до н. э.). Сведения об alimenta периода I в. н.э. встречаются в летописи Дионисия Галикарнасского, согласно которой в тот период несовершеннолетние дети трех Горациев получали alimenta из ararium[1]. Впоследствии особый интерес к alimenta проявил император Траян (53—117 г. н. э.), учредивший стипендии (stipendium) для детей бедных родителей. Примеру Траяна последовали многие императоры: так, например, Плиний Младший пожертвовал городу Комум большой капитал в целях призрениябедных детей, Антонин Пий основал alimenta для девочек-сирот («puellae Faustiniani»), Септимий Север — для мальчиков и девочек («pueri puellae guae Mammеani»). Большой капитал для учреждения stipendium был назначен Александром Севером (222—35 гг. н. э.).

Основанныеримскими императорами алиментарные учреждения представляли собою денежныекассы, состоящие из сумм (alimenta), подлежащих раздаче в пользу детей-сирот идетей бедных родителей. При этом, по мнению большинства авторов, alimenta невыступали в гражданском обороте в качестве самостоятельных субъектов права.

В связис тем что учредителями alimenta были императоры, необходимые суммы выдавалисьнуждающимся детям должностными лицами города, в частности, квестором городскойкассы. Таким образом, alimenta являлись, по сути, императорскими кассами(фисками) с той особенностью, что составляющие их суммы обеспечивались, какправило, поземельной собственностью частных лиц и общин той местности, длякоторой соответствующие alimenta предназначались: с одной второй, оценочнойстоимости земельного участка отчислялся умеренный процент на содержаниенуждающихся детей[2]. Как известно, римские юристы не признавали фиск самостоятельным субъектом права[3], значит, и alimenta, как одна из разновидностей фиска, не имели юридической личности.

Еще одна особенность алиментарных учреждений, представляющихсобою денежные кассы, заключалась в том, что они были совершенно лишеныэлементов организации: во-первых, дети, пользовавшиеся материальной поддержкойalimenta, оставались на попечении своих родных (лиц, их заменяющих) и, в силуэтого, не являлись дестинаторами alimenta[4]; во-вторых, должностные лица, выдающие денежные суммы, не составляли администрации и обслуживающегоперсонала alimenta.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что alimentaне являлись учреждениями в современном смысле этого слова, ведь с точки зрениясовременной романо-германской правовой теории учреждение представляет собойорганизацию, выступающую в гражданском обороте в качестве самостоятельногосубъекта права. Тем не менее, исследователи римского права называют alimentaучреждениями. Это можно объяснить, прежде всего, тем, что alimenta содержали всебе некоторые признаки учреждений романо-германской системы права. Так, ввидутого, что alimenta возникали по инициативе одного лица (в данном случае —императора), в их основе, как и в основе учреждений романо-германской системыправа, лежало единоличное учредительство[5]. Кроме того, субстратalimenta, так же как и субстрат учреждений романо-германской системы права,составляло имущество, предназначенное к использованию в определеннойучредителем цели[6].

Кроме того, alimenta рассматривалисьдореволюционными авторами в качестве благотворительных учреждений. Этоподтверждается, прежде всего, избирательным характером alimenta. Дело в том,что выдача alimenta преследовала цель вспомоществования той части римского населения,которая действительно нуждалась в помощи, ведь предметом опеки были дети,причем беднейшие из них. Избирательный характер alimenta отличал их отпроизводимых римскими императорами хлебных раздач[7], которые, какизвестно, были всеобщими: «...о том, насколько заслуживает человек раздачи, —замечает Г. Ульгорн — вопроса не возникало, так что и состоятельные людине исключались по закону от хлебных раздач»[8]. Еще одним свидетельством благотворительной природы alimenta является безвозмездность предоставляемых в их рамках услуг,ведь необходимые суммы — alimenta выдавались детям без компенсации.Aлиментарные учреждения отличались также гуманной целью, которая является однимиз признаков благотворительности. Действительно, о хлебных раздачах римскихимператоров известно, что они преследовали исключительно политические цели:посредством раздач императоры хотели «склонить народ на свою сторону»[9]. Напротив, алиментарные учреждения создавались преимущественно из гуманных побуждений, ведь alimenta были предназначены для детей, то есть той частиримского населения, которая не имела возможности участвовать в управлениигосударством[10]. Кроме того, помощь оказывалась даже тем детям, которые и по достижении ими совершеннолетия не могли повлиять на ходполитических дел: так, в 82—161 гг. н. э. в Риме были учреждены стипендии длядевочек-сирот[11]. Благотворительный характер alimenta подтверждался также тем, что некоторые императоры, выступая в качестве учредителей alimenta,руководствовались в процессе их создания религиозными мотивами и рассматривалиalimenta как способ оставить посмертную память о близких им людях[12]. Известно, например, что Антонин Пий основал stipendium в память своей умершей супруги Фаустины (puellae Faustiniani), Септимий Север  — в память своей сестры Юлии Мамлии (pueri puellae guae Mammeani).

2. Погребальные коллегии — collegia tenuiorum (collegia funeraticia)

Среди коллегий религиозно-политического характера (sodalites), появившихся в римскомобществе во второй половине I в. н. э., выделяются collegia tenuiorum (илиcollegia funeraticia) — погребальные коллегии (далее по тексту collegiatenuiorum).

Историческиесведения об этих коллегиях можно почерпнуть из фрагмента юриста Марциана вДигестах и из надгробных надписей, в частности, из надписи, содержащей в себеустав похоронной коллегии в городе Ланувиуме (collegium salutare culterumDianae et Antinoi)[13]. Попытаемся установить причину появления collegia tenuiorum. Латинские источники I—IV вв. свидетельствуют о том, чтобогатые люди того времени, заботясь о судьбе своего тела и тел своих ближнихпосле смерти, приобретали за городом места для погребения, из которыхпостепенно образовывались семейные гробницы. Очевидно, что бедняки, в силусвоего материального положения, не могли подражать богатым и поэтому для того,чтобы обеспечить себе места для погребения, они вступали в collegia tenuiorum,члены которых за малый ежемесячный взнос в пользу коллегии получали право напокупку погребального места[14].

 Посредством членских взносов в рамках коллегииобразовывалась погребальная касса (acra), из которой в случае смерти членавыдавалась сумма, необходимая для его погребения (funeratitium). Таким образом,collegia tenuiorum были основаны на принципе взаимопомощи составляющих их лиц.При этом, по свидетельству Г. Ульгорна, погребальные кассы, помимо суммычленских взносов, состояли из денежных пожертвований третьих лиц, которые, еслиприять во внимание характер личных намерений жертвователей, не были в строгомсмысле благотворительными. Дело в том, что эти пожертвования делались не с тем,чтобы помочь коллегии, а с тем, чтобы удовлетворить тщеславие и поддержатьчесть имени жертвователя: удревних римлян, — замечает автор — было в обычае заботиться о своей памятипосле смерти; богачи заботились ... о том, чтобы были люди, которые вспоминалибы об умерших ... и устраивали поминальную трапезу, для этого они и назначалиособый капитал в погребальную кассу collegium tenuiorum, члены которой былиобязаны после смерти жертвователей совершать определенные действия в их память[15].

Повышеннаяроль денежных поступлений в погребальную кассу collegia, а также финансовыйхарактер благотворительной помощи ее членам, хотя и определяют сходствоcollegia tenuiorum с alimenta, тем не менее, не позволяют поставить знакравенства между ними. Дело в том, что субстрат collegia tenuiorum нельзя свестик денежной кассе, ведь, в отличие от лишенных организационного единстваalimenta, collegia tenuiorum представляли собой организации, участники которыхбыли связаны между собой отношениями членства.

Думается,что по своей правовой природе collegia tenuiorum были наиболее близки кпубличным корпорациям (ad exemplum rei publicae), выступающим в гражданскомобороте в качестве самостоятельных субъектов права. Это подтверждаетсяследующими обстоятельствами: во-первых, в основе collegia tenuiorum, так же каки в основе корпораций, лежало коллективное учредительство, ведь collegia, какизвестно, создавались группой своих будущих членов; во-вторых, субъектныйсостав collegia tenuiorum, подобно субъектному составу корпораций, былоднороден: члены collegia, называя друг друга братьями и сестрами, пользовалисьодинаковыми правами и обязанностями; в-третьих, участники коллегий, какуказывалось выше, были связаны отношениями членства и их правомочия в коллегииносили гражданско-правовой характер, а значит, были тождественны корпоративнымправомочиям; в-четвертых, члены collegium tenuiorum, так же как и членыкорпорации, являлись полноправными хозяевами своей организации: онисамостоятельно управляли ее делами, имели право, по общему согласию, прекратитьее деятельность[16]; в-пятых, преследуемая в collegia tenuiorum цельвспомоществования участникам collegia была по своему характеру частной, так какв основе ее лежали интересы тех лиц, которые принимали активное участие вдеятельности collegia tenuiorum. Указанное обстоятельство также свидетельствуето корпоративной природе collegia tenuiorum.

В правовой литературе содержатся многочисленные свидетельства в пользу публичногохарактера погребальных коллегий. Так, некоторые авторы замечают, что collegiatenuiorum пользовались особым покровительством государственной власти, котороевыражалось, во-первых, в том, что collegia tenuiorum создавались в нормативно-явочномпорядке. Действительно, по lex Julia, изданном при императоре Августе, былозапрещено самовольное образование коллегий с корпоративным устройством. Такиеколлегии могли быть созданы лишь в силу особого повеления императора или в силусенатусконсульта. Таким образом, был установлен разрешительный порядокобразования collegia. Исключение из общего запрета было сделано лишь в пользуcollegiа tenuiorum: они создавались без специального распоряжения со стороныгосударственной власти, то есть в нормативно-явочном порядке[17]. Во-вторых, о покровительстве государственной власти collegiа tenuiorumсвидетельствует тот факт, что приобретенные ими гробницы были изъяты изгражданского оборота. Неприкосновенность коллегиальных гробниц обеспечиваласьособым иском (de sepuleo violato), право на предъявление которого принадлежаловсем гражданам. Подобным иском в римском праве охранялось общественноедостояние Рима, значит, юридическое положение гробниц, приобретенных collegiatenuiorum, было похоже на положение одной из частей общественного достояния[18].

 Чем же объяснялась заинтересованностьгосударственной власти в создании и развитии collegia tenuiorum? Думается, чтоизвестную роль в данном случае сыграли не только сакральный характерпринадлежащих collegia tenuiorum гробниц, но и благотворительная природа самихколлегий, ведь они помогали той части римского населения, которой государствопомочь было не в силах. Действительно, в коллегию принимались люди низшегосостояния, вольноотпущенники, рабы с разрешения господ и другие подобные имлица[19]. Характерно, что преследуемая collegia tenuiorum цельвспомоществования беднейшим классам римского населения отразилась в самомназвании коллегий: tenuiorum — от лат. tenuis — бедный. О благотворительнойприроде collegia tenuiorum свидетельствует также связывающая их членов круговаяпорука в беде, ведь, согласно вышеизложенному, коллегиальная системавспомоществования была построена по принципу вспомоществования составляющихколлегию членов. Кроме того, благотворительная сущность collegia tenuiorumпроявляется в специфике предоставляемых ими услуг. Дело в том, что услугиколлегий не были основаны на личном обогащении ни тех, кто оказывал их, ни тех,кто пользовался ими; эти услуги заключались в погребении на общие средстваколлегии бедняка, который при жизни не мог свести концы с концами, причемколлегия в этом случае не только предоставляла необходимые для погребениясредства, но и безвозмездно брала на себя организацию похорон и поминовенийумершего[20].

Итак, публично-корпоративная природа и благотворительный характер collegia tenuiorum позволяют рассматривать их в качестве публичных благотворительных корпораций, основанных на принципе взаимопомощи составляющих их членов. Тем не менее, в литературе по римскому праву указанные коллегии названы благотворительными учреждениями. Думается, что это неслучайно, ведь некоторые элементы внутреннего устройства collegia tenuiorum были восприняты появившимися в начале IV в. благотворительными учреждениями ad pia causa, основную массу учредителей и работников которых составляли члены христианских общин. Подчеркивая преемственную связь христианских благотворительных учреждений с погребальными коллегиями, Г. Ульгорн замечает, что последние представляли собой «готовые формы, в которых могла осуществляться благотворительность христианских общин»[21]. На это обстоятельство указывает, прежде всего, наличие общинной связи между членами collegia tenuiorum, ведь они, как было указано выше, называли друг друга братьями и сестрами, так что даже в надгробных надписях умершим членам коллегий вменялось в особую заслугу то, что они «любвеобильно» относились к своей collegium. Так и появившиеся в конец IV — начало V вв. в западной части Римской империи благотворительные учреждения были организованы по типу христианских общин-монастырей:[22] лица, составляющие администрацию и обслуживающий персонал этих учреждений, считали себя детьми Единого Отца-Бога и поэтому, подобно членам collegia tenuiorum, называли друг друга братьями и сестрами. Конечно, не только общинные взаимоотношения между участниками collegia tenuiorum свидетельствуют о связи этих коллегий с благотворительными учреждениями ad pia causa. Думается, что эта связь проявилась также в том, что столь характерный для piae causae институт «поминального завещания» возник впервые в collegia tenuiorum в форме так называемых «завещаний в память умершего» (testamento ad memorium), в силу которых пожертвования частных лиц передавались в пользу коллегий.

Поминальноезавещание содержало в себе легат в пользу того учреждения, которое должно быловозникнуть в силу этого легата. Легат подлежал исполнению в течение одногогода, в противном случае местный епископ или губернатор, а также любойгражданин посредством иска actio popularis имели право принудить наследника кисполнению легата, причем в некоторых случаях епископ или губернатор принималина себя попечение об устроении благотворительного учреждения. Учредителем piacausa в этом случае считался сам завещатель.

Г. Ульгорн приводит пример такого завещания: один вольноотпущенник императораАдриана предназначил устроенное им место погребения не только для своих родных,но и «для милосердия». Это значит, что на этом месте могли быть погребены чужиелюди-бедняки, входящие в состав местной collegium tenuiorum[23].

Поминальныезавещания, в отличие от завещаний в пользу piae causae, составлялись не столькос целью помощи организации, сколько с намерением поддержать честь именизавещателя. Кроме того, посредством завещания в память умершего можно было лишьпередать пожертвование в пользу одной из существующих коллегий, между темпоминальное завещание, ввиду того, что оно рассматривалось во многих случаях вкачестве учредительного документа, служило также средством созданияблаготворительной организации. Думается, что описанное сходство collegiatenuiorum c христианскими благотворительными учреждениями обусловлено во многомтем, что первые христианские общины, пытаясь избежать гонений со стороныгосударственной власти, принимали форму collegia tenuiorum[24], о чемсвидетельствует римский юрист Тертуллиан, когда, упоминая о ежемесячных взносаххристиан (stips menstrua) в общинную кассу (acra), употребляет те выражения,которые использовались в collegia tenuiorum как технические[25]. Вотпочему неудивительно, что появившиеся в IV в. при христианских общинахблаготворительные учреждения ad pia causa по своему внутреннему устройствунапоминали погребальные коллегии бедных.

3. История возникновения учреждений ad pia causa. Общая характеристика этих учреждений

Благотворительные учреждения ad pia causa появились впервыев период царствования императора Константина Великого (306—337 гг.). Латинскиеисточники того периода упоминают о xenodochia (или xenones) — странноприимныхдомах, предназначенных для приема бедных странников[26]. При этомневозможно установить, когда, кем и в каких целях была основана перваястранноприимница. Известно лишь, что в середине IV — начале VI вв. xenones, авслед за ними и прочие благотворительные учреждения, получили широкоераспространение в восточной части Римской Империи,[27] так что ксередине IV в. в одном лишь Константинополе существовало 35 благотворительныхучреждений ad pia causa. Затем благотворительные учреждения появились назападе, причем названия древних западноевропейских странноприимниц и госпиталей— xenon и nosocomia, которые лишь впоследствии были заменены словами hospitiumи hospital, указывают на восточные корни благотворительных учреждений ЗападнойЕвропы[28].

Характерно,что латинские источники не устанавливают общего названия, специального терминадля всех благотворительных учреждений, хотя в некоторых источниках они названы«piae causaе» (в буквальном переводе «благочестивые цели»). В литературе поримскому праву этот термин употребляется для обозначения всех разновидностейлатинских учреждений, вместе с тем в отдельных монографиях встречается и другойтермин — «piaе corpora» — «благочестивые корпорации», однако он имеет болеепозднее происхождение.

Обатермина («pia causa» и «piaе corpora») оттеняют благочестивую цельблаготворительных учреждений, указывающую на связь этих учреждений с церквами(ecclesiae), ведь, с точки зрения этимологии термина, благочестие состоит всоблюдении предписаний религии, Церкви[29]. Кроме того, указанныетермины являются исчерпывающими для латинских учреждений в том смысле, чторимское право не знало других разновидностей учреждений[30]. Лишь впериод средневековья, когда наряду с благотворительными стали создаватьсяобразовательные и культурно-просветительные учреждения (школы, библиотеки,музеи), термины «pia causa» и «pia corpora» утратили исчерпывающий характер[31].

К числуpiae causae следует отнести, во-первых, госпитали (nosocomia), во-вторых,приюты для престарелых (gerontocomia), для новорожденных (brephotrophia), длясирот (orphanotrophia), для бедных (ptochotrophia), для странников (xenodochiaили xenon), в-третьих, дома для вдов (herotrophia). Существовали такжеблаготворительные учреждения, выходящие за рамки данной классификации. Срединих наибольшей известностью пользовались созданный Иоанном Милостивым (398—404г. н. э.) дом для приема бедных рожениц[32] или учрежденный Юстинианом(527—565 г. н. э.) дом для приема падших женщин, так называемый, «дом покаяния»[33].Разнообразие благотворительных учреждений свидетельствует о многостороннем ихразвитии. И, действительно, piae causae оказывали услуги в самых разныхотраслях благотворительности.

Однойиз характерных особенностей латинских учреждений ad pia causa является то, чтоих деятельность не ограничивалась уставной целью. По этому поводу Г. Ульгорнзамечает, что особое название каждого учреждения, относящее его к определеннойотрасли благотворительности, не исключало помощи и в других ее отраслях. Так,например, в госпиталях (nosocomia), предназначенных для лечения больных,находили приют не только больные, но и «нуждающиеся всякого рода»[34].

К сожалению, источники римского права не содержат сведений, которые могли бы датьдостаточно полное представление о внутреннем устройстве римскихблаготворительных учреждений[35]. Известно лишь, что среди них встречались как небольшие учреждения — диаконии, так и крупные, содержащие всебе несколько зданий, например Василиада в Кесарии.

Необходимость научного анализа проблем латинскойорганизованной благотворительности классического и постклассического периодов,обусловлена тем, что функционировавшие в тот период благотворительныекорпорации (collegia tenuiorum) и учреждения (piae causae) представляли собойисторически первые разновидности благотворительных организаций романо-германскойсистемы права, в том числе благотворительных организаций Российской Империи.Кроме того, в период конец XIX — начало XX вв. основные элементы латинскихблаготворительных учреждений ad pia causa были использованы германскими ироссийскими правоведами для разработки организационно-правовых формблаготворительных организаций и, прежде всего, организационно-правовой формыучреждения. Вследствие этого отдельные признаки латинских piae causaeпрослеживаются в современных благотворительных организациях Германии и России.

1 Загурский Л. Н. Элементарный ученик римского права.  В.1, Харьков,1887.  С. 171.

2 Суворов Н. С. Об юридических лицах по римскому праву — Ярославль, 1892. С. 28—29.

3 Там же. С. 445.

4 Загурский Л. Н. Ук. соч. С. 171. Дестинатор (от лат. «destino» — назначать, прикреплять) — в буквальном смысле означает лицо, постоянно пребывающее в благотворительной организации стационарного типа. В латинских благотворительных учреждениях ad pia causa, предназначенных для  для содержания детей-сирот и детей бедных родителей (orphanotrophi), дестинаторы находились на попечении администрации, так что обязанности опекунов и попечителей дестинаторов orphanotrophi выполняли администраторы учреждений (Суворов Н. С. Ук. соч. С. 273.).

5 Согласно положениям романо-германского законодательства учреждение, в отличие от корпорации, возникающей по взаимному соглашению нескольких лиц, создается в силу юридического акта одного лица, а именно в силу односторонней сделки учредителя.

6 По мнению Н. С. Братуся, основу корпорации составляет союз образующих ее физических лиц, а субстратом учреждения является имущество, предназначенное к использованию в определенной учредителем цели (целевому использованию) (Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве. — М., 1947. С. 47—62).

7 Хлебные раздачи заключались в том, что римскимгражданам за счет государственной казны безвозмездно выдавались testeraefrumentariae, то есть марки на право получения зернового хлеба, на которыхобозначались день и место  выдачи, а также количество подлежащего выдаче хлеба ( Суворов Н. С.  Ук. соч. С. 28).

8 Ульгорн  Г. Христианская благотворительность в древней Церкви. СПб, 1900. С. 15—44.

9 Ульгорн Г. Ук. соч. С.15—44.; Суворов  Н. С. Ук. соч. С. 28).

10 Известно, что граждане«sue juris» — «обладающие собственным правом», могли пользоваться политическимиправами лишь по достижении ими совершеннолетия (Вильямс П.  Римское государственное  право. Киев, 1888. С. 105—106).

11 Согласно латинским  источникам «feminae ab omnibus offisiiscivitibus vet publicis remntae sunt.» — «женщины от всех гражданских иобщественных должностей устранены». Таким образом, в древнем Риме женщины, дажеесли они не состояли под властью pater familias, не пользовались  политическими правами (Вильямс П. Ук. соч. С. 105—106.).

12 Вознесенский Н. Христианская благотворительность в условиях нашего времени. С. 20—51.

13 Суворов Н. С. Ук. соч. С. 173.

14 Муромцев С.Гражданское право древнего Рима. Курс лекций. М., 1883. С. 649—650; Азаревич Д.И. Система римского права. Университетский курс. т.1 Спб, 1887. С. 108—125.

Д. И. Азаревич замечает также, что  первоначально похоронные коллегииустанавливались с целью покупки на общие средства колумбариев, в которых каждыйчлен получал определенное число мест (loca).

15 Ульгорн Г. Ук. соч. С. 15—44.

16 О коллегиальном управлении collegia tenuiorumсвидетельствует фрагмент юриста Марциана в Дигестах, согласно которому высшиморганом управления collegia tenuiorum было общее собрание членов, котороесобиралось не реже одного раза в месяц (Цитируется по: Суворов Н. С. Ук.соч. С. 173—174, 209.).

17 Многие авторы, в томчисле Моммзен, Муромцев, Зом, полагают, что изъятие collegia tenuiorum изlex Julia было установлено в особом сенатусконсульте, изданном в периодмеждуцарствования императора Августа и императора Адриана (Цитируется по: Суворов Н.С. Ук. соч. С. 207; Муромцев С. Рецепция римского права на Западе.М., 1886. С. 649—650.

18 Муромцев С. Ук. соч. С. 649—650.

19 Азаревич Д. Ук. соч. С. 108—125.

20 Муромцев С. Ук. соч. С. 649—650.

21 Ульгорн Г. Ук.соч. С. 15-44. Моммзен, в частности, полагает, что большая часть появившихсяпозднее благотворительных учреждений ad pia causa «сводится к похороннымколлегиям». (Цитируется по: Суворов Н. С. ук. соч. С. 30.).

22 Особенно известны в этом отношениистранноприимницы Павлина Ноланского и императора Севера (Ульгорн Г. Ук.соч. С. 299).

23 Ульгорн Г. Ук. соч. С. 15—44.

24 Муромцев С. Ук. соч. С. 649—650.

25 Tertullianus «Apologi» (Цитируется по: Ульгорн Г. ук. соч. С. 15—44.; Суворов Н. С. Ук. соч. С. 40—42.).

26 Г. Ульгорн полагает,что xenones появились раньше: «первое свидетельство о xenones относится кпериоду, предшествующему времени царствования императора Юлиана (втораяполовина II в.), который, как известно, старался поощрить восстановлениеязычества посредством создания языческих xenones. Характерно, что старанияимператора исходили из подражания христианам, поэтому, можно полагать, что упоследних уже существовали xenones» (Ульгорн Г. Ук. соч. С. 289—290.).

27 Ульгорн Г. Ук. соч. С. 291.

28 Первымиблаготворительными учреждениями на Западе являются дом для больных, основанныйФабиолой в Риме и дом для чужестранцев, учрежденный в Порте Паммахием; Фабиолаи Паммахий были членами кружка, созданного блаженным Иеронимом, который, по егословам, «пересадил эту ветвь (благотворительные учреждения) с теревинфаАвраамова (с восточной части Римской Империи) на берег Авзонский (в западнуючасть Римской империи)» (Ульгорн Г. Ук. соч.
С. 291.).

29 Ожегов С. И. Ук.соч. На церковный характер учреждений ad pia causa указывают также теместа латинских источников, в которых учреждения, служащие piis causis, прямопричислены к церковным: venerbiles domus, religiossima loca («почтенныедома», «cвященные места») — таковы общие термины, которыми обозначены висточниках как церкви, так и учреждения ad pia causa.

30 Пассек Е. В. Ук. соч. С. 47—48.

31 Барон Ю. Система римского гражданского права. В.1 кн. 1, Санкт-Петербург, 1909. С. 70—85.

32 Baronius «Ann. eccl.» С. 610. (Цитируется по: Ульгорн Г. ук.соч. С. 293.)

33 Theodoret «Histоry religium.» С. 21. (Цитируется по: Ульгорн Г. ук.соч. С. 293.)

34 Ульгорн Г. Ук. соч. С. 293.

35 Ульгорн Г. Ук. соч. С. 296.

Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».