Некоммерческие организации в России
English version
О журнале
Новости
Подписка
Аннотации и статьи
Авторам
Реклама
Интернет-форум
Литература по НКО

Книга: "Безопасное оформление сделок купли-продажи недвижимости"новинка

Книга: "Безопасное оформление сделок купли-продажи недвижимости"













Статьи

Версия для печати

Все статьи | Статьи за 2010 год | Статьи из номера N1 / 2010

Особенности функционирования некоммерческого сектора культуры и искусства

М.В.Кошкина,

канд.экон.наук, доцент, первый проректор НОУ ВПО «ВШПП-институт»

Анализируя специфику некоммерческого сектора культуры и искусства, прежде всего следует отметить, что названный сектор является составной частью общего некоммерческого сектора. Необходимо иметь в виду то обстоятельство, что некоммерческий сектор в России представляет собой относительно молодое явление и, несмотря на стремительный рост за последнее время, он все еще гораздо меньше по сравнению с государственным и частным секторами. Тем не менее, в некоммерческом секторе работает немало людей с интересными идеями. Он способен затрагивать важнейшие социальные проблемы и находить уникальные решения новых и сложных задач. Во многих сферах, например в сфере основных свобод и прав человека, практически все инициативы исходят от некоммерческих организаций1.

Некоторые представители науки и практики высказывают мнение, согласно которому некоммерческий сектор играет в России исключительно временную роль до тех пор, пока государство не восстановит силы после затяжного кризиса, сопровождавшего переход к рыночным отношениям. Апологеты такой точки зрения исходят из того, что государство априори призвано играть решающую роль в общественной жизни. Однако многие ученые, а также представители НКО занимают противоположную позицию и убеждены в том, что некоммерческий сектор выражает конкретные интересы людей и является механизмом, призванным помочь им активизировать свои инициативы. Более того, они полагают, что рассматриваемый сектор представляет собой составную часть демократического процесса2.

Думается все же, что тезис, согласно которому некоммерческий сектор призван сыграть лишь временную роль, а затем незаметно «уйти со сцены», носит довольно спорный характер, и его вряд ли можно применить к некоммерческому сектору культуры и искусства. Дело в том, что названный сектор является особенной областью государственного участия, где практически стирается грань между экономическим регулированием и непосредственным осуществлением социально значимых функций государства.

Общеизвестно, что в сфере культуры и искусства достаточно широко представлен некоммерческий сектор, функционирование которого в первую очередь направлено на достижение истинных общественно значимых благ. Теория «общественных благ» была впервые изложена в работах Б. Вайсброда. В рамках его теории существуют два критерия хозяйственной деятельности: во-первых, свойства продукта, который организация намерена производить (общественное или частное благо) и, во-вторых, характер информированности производителей и потребителей о свойствах создаваемых благ.

В тех сферах, где создаются частные блага, регулирующие меры позволяют ставить заслон появлению на рынке недоброкачественной продукции или неполной информации о ней для потребителей. Поэтому коммерческие организации эффективны, как правило, только в отношении хорошо информированных клиентов3.

Здесь они, будучи заинтересованными в извлечении максимальной прибыли, удовлетворяют спрос наиболее эффективно. Деятельность некоммерческих организаций, считает Б.Вайсброд, направлена на удовлетворение неоднородного спроса различных групп населения. Создавая общественные блага, они четко регламентируют в своих уставах профиль деятельности и не стремятся к максимизации прибыли. В этом контексте он делит все некоммерческие организации на две большие группы: общественно-полезные и взаимовыгодные организации (в зависимости от «уровня производства внешних социальных эффектов», выражающихся «в получении неоплачиваемых выгод третьими лицами»). Что касается социальных эффектов в сфере культуры и искусства, то они могут выступать в виде формирования ценностных ориентаций личностей и социальных групп, приемлемых в том или ином обществе. Если говорить о культуре и искусстве, то большинство создаваемых в данной сфере общественных благ, как правило, обладают и индивидуальной полезностью.

В настоящее время теория Вайсброда представляется наиболее экономически обоснованной для некоммерческого сектора сферы культуры и искусства, поскольку американский экономист указывает, что именно некоммерческие организации наиболее успешны и эффективны в данной сфере по сравнению с коммерческими организациями. Они создают товары и услуги, потребительские качества которых трудно наблюдаемы и не могут быть «сосчитаны», например, формирование вкуса, степень воспитанности потребителя или «компетентности» художника. В то же время производство творческих продуктов и культурных благ сопряжено со значительными расходами, которые не всегда покрываются дотациями и пожертвованиями, а также доходами от их реализации.

Для понимания экономической сущности некоммерческого сектора культуры и искусства имеет важное значение теория «несостоятельности рыночного механизма или «ошибок рынка». Как пишет известный экономист А.Я. Рубинштейн, «в каком-то смысле сфера культуры представляет собой уникальный пример «полного собрания» ошибок рынка». В частности, он указывает на феномен «информационной асимметрии» – «далеко не все потребители знают об истинных качествах продуктов, которые производятся, хранятся и распространяются библиотеками, музеями, клубными учреждениями, театрами, филармониями, цирками, другими организациями этой особой сферы»4.

Некоммерческие организации культуры и искусства как раз и возникают в условиях, когда рыночный механизм не обеспечивает потребителей адекватной информацией о качестве таких продуктов. Когда, например, некоммерческая музыкальная организация дает благотворительный концерт для детей-сирот, то она не только обеспечивает потребителей адекватной информацией о нем, но и понимает, что его низкое качество может нанести вред благотворителю, который это благо оплачивает. С другой стороны, зачастую потребители творческих продуктов и услуг, производимых и оказываемых соответственно коммерческими фирмами, подозревают их в недобросовестности и обращаются к некоммерческой организации, не заинтересованной в использовании информационного преимущества.

Близкой к данной теории находится теория «невыполненного контракта», впервые выдвинутая И. Илманом, а затем, в более обобщенном виде, – Г. Хансманном. Ее сущность заключается в том, что миссия некоммерческих организаций – это защита потребителей от неправильного выбора на рынке. Названные авторы полагают, что потребители являются более защищенными, если они работают с некоммерческими организациями. Это обусловлено тем, что последние законодательно жестко ограничены в возможностях внутреннего распределения доходов между собственниками и обязаны направлять полученные средства на развитие основной деятельности организации. В частности, Г. Хансманн подчеркивает, что «преимуществом некоммерческого производителя является то, что рыночный контроль у него подкрепляется дополнительной защитой потребителя другим, более сильным «контрактом» – официальным обязательством организации направлять свои доходы на производство услуг»5.

Надо также отметить, что разработка проблемы выделения экономических признаков некоммерческого сектора ведется не только зарубежными, но и российскими исследователями. Однако в силу крайней разнородности некоммерческих организаций, присущих им видов деятельности, организационных структур, методов управления эта задача достаточно сложна. В основном, как справедливо заметила Т.В. Юрьева, все теории, объясняющие существование некоммерческого сектора, «сводятся к несовершенствам рынка, внутренне присущим ему изъянам в отношении производства благ общественного типа»6.

Существует точка зрения, согласно которой одной из причин развития некоммерческих организаций в современной экономике является усиление роли профессиональных посредников между производителями товаров и услуг и их потребителями. Нужны ли они некоммерческим организациям культуры и искусства? Это достаточно сложный вопрос. С одной стороны, для продвижения на рынок их продуктов, для обеспечения информированности потребителей и налаживании механизма обратной связи такие посредники необходимы, хотя, с другой стороны, многие некоммерческие организации культуры и искусства могут с успехом сами выполнять роль таких посредников. В частности, как считают авторы отечественной коллективной монографии «Экономические основы культурной деятельности», эту роль с успехом выполняют частные и государственные коммерческие предприятия, функционирующие в сфере культуры; учреждения культуры и другие виды государственных некоммерческих организаций (ГНО), а также негосударственные некоммерческие организации культуры (ННО)7.

Разумеется, в условиях рынка авторы художественных произведений, как правило, обращаются к такой инстанции, как посредники, ориентирующиеся в спросе и владеющие навыками дистрибьюции. Вопрос лишь в том, имеют ли непосредственное отношение такие агенты к культуре и искусству, способны ли они понимать их ценности и предлагать на рынок произведения, которые заслуживают внимания.

По мнению автора, посредники, как рыночная инстанция, должны быть не просто торговцами от культуры и искусства, а людьми, профессионально разбирающимися не только в коммерческой, но и в эстетической ценности художественных произведений. Именно поэтому некоммерческие организации культуры и искусства должны, по возможности, формировать штат профессиональных менеджеров, маркетологов, продюссеров, агентов, специалистов по рекламе и т.п.

Как известно, деятельность российских некоммерческих организаций регулируется Федеральным законом «О некоммерческих организациях», который разрешает им осуществлять определенные виды предпринимательства, подчеркивая, что при этом они «выступают независимыми хозяйственными субъектами». Последнее означает, что некоммерческие организации могут обладать правами собственности на имущество (например, здания, сооружения, оборудование и т.п.), а также правами собственности на неимущественные ценности (например, нематериальные активы, дебиторскую задолженность, ценные бумаги) и могут получать доход от их использования.

Анализируя традиционные виды доходов, свойственные некоммерческим организациям культуры и искусства, следует отметить, что их извлечение в условиях развития рыночных отношений в России существенно затруднено. Так, реализация продуктов основной деятельности на возмездной основе ограничена все еще низким уровнем платежеспособного спроса населения, хотя их социальная значимость, как правило, весьма высока. Инвестирование денежных средств на финансовом рынке осложнено недостатком свободных ресурсов и высоким риском таких вложений. Добровольные взносы и пожертвования занимают незначительное место в финансировании таких организаций, к тому же сказывается неразвитость традиций благотворительности. И, наконец, многие некоммерческие организации культуры и искусства экономически не поддерживаются на необходимом для их существования уровне со стороны органов государственной власти и местного самоуправления.

Отсюда можно сделать вывод, что расширение для некоммерческих организаций разрешенных видов предпринимательской деятельности (пусть даже и не на льготных условиях) способно стать важным (а в ряде случаев – практически единственным) фактором их выживания в современных условиях.

Рыночный фактор в некоммерческой деятельности организаций культуры и искусства возрастает. Для того чтобы выжить в конкурентной борьбе, они дол жны существенно сократить свою продукцию, предоставляемую на безвозмездной или льготной основе. Следует иметь в виду, что государство в лице органов регио нальной власти и местного самоуправления чаще всего лишь в разовом порядке финансирует наиболее значимые для общества мероприятия, проводимые некоммерческими организациями сферы культуры и искусства. Реализация части услуг и продукции по рыночным ценам в этих условиях становится неизбежной. В то же время следует иметь в виду, что повышение цен приводит к ограничению потребительского спроса, проявляющегося в слабой посещаемости тех или иных культурных мероприятий.

Таким образом, совокупность приведенных ранее факторов настоятельно требует если не пересмотра, то обновления критериев оценки социально-экономической эффективности некоммерческого сектора культуры и искусства в условиях рынка. В экономической литературе под эффективностью вообще понимают оценочную категорию, выражающую «отношение оценки результата к оценке затрат»8, т. е. как отношение полученного результата к затратам, обеспечившим его получение.

Главная трудность оценки эффективности деятельности некоммерческого сектора культуры и искусства связана с тем, что здесь приходится одновременно учитывать и экономический, и социальный эффекты творческих продуктов культуры и искусства. В то же время НКО в данной сфере, в отличие от коммерческих организаций, не противопоставляют друг другу стремление к максимизации прибыли в пространственно-временном контексте (здесь и сейчас) и долгосрочные потребности общественного развития. Ведущей стороной в них является оценка долгосрочного социального эффекта при реализации уставных задач, успешное решение которых за счет средств от доноров, участников, государства, предпринимательской деятельности влечет за собой признание их эффективными и с экономической точки зрения.

Поэтому уместно говорить о ярко выраженной социально-экономической эффективности некоммерческих организаций, отличающихся естественной мотивацией к реализации долгосрочного общественного интереса в сфере культуры и искусства.

Разумеется, можно и нужно говорить о применении количественных и статистических методов оценки социально-экономической эффективности организаций культуры и искусства с целью выявления спроса на их продукты. Однако сами по себе количественные данные об уровне предложений или спроса услуг организаций культуры и искусства не дают представлений об их эффективности без сочетания с традиционными методами качественного анализа продуктов культуры или произведений искусства со стороны экспертов, критиков и потребителей. Особая роль в данном вопросе принадлежит социологическим исследованиям и оценке спроса и предложения услуг организаций культуры в средствах массовой информации.

Ввиду объективных сложностей оценки социально-экономической эффективности некоммерческого сектора культуры и искусства на уровне всего сектора, нам представляется оправданным проводить такое исследование на уровне отдельных некоммерческих организаций.

В заключение отметим, что социально-экономическая эффективность организаций культуры и искусства в значительной мере зависит от эффективности их менеджмента. Многие руководители некоммерческих организаций культуры и искусства быстро осознали, что надо искать продуктивные модели менеджмента в условиях недостаточных источников финансирования. Но немало среди них и тех, кто связывает проблемы культуры только с дефицитом финансирования, полагая, что все остальные проблемы находятся как бы вне возможностей самих организаций культуры и искусства.

Хотя ссылка на недостаток финансовых средств у организаций культуры вполне оправдана, было бы, как считает Л.Е. Востряков, «неправомерно не замечать, что, имея одинаково низкие стартовые возможности, организации культуры живут поразному. Почему одни из них не только выживают, но и развиваются, а другие бедствуют?» И сам же отвечает на данный вопрос: «Потому что в условиях рынка смогли работать рационально, учитывая новые правила игры. Что предполагают эти новые правила игры? Они требуют нового менеджмента, иного масштаба видения проблем и осознанного понимания того, что деньги теперь можно только заработать»9.

Представляется, что в настоящее время перед многими некоммерческими организациями, работающими в сфере культуры и искусства, существует определенная дилемма: сохранить ли в составе руководства, например, театрами, библиотеками, музеями и т.п. преданных, но консервативно настроенных работников культуры, либо приглашать к управлению названными учреждениями высокопрофессиональных и коммерчески ориентированных менеджеров со стороны. Оптимальный выход из создавшегося положения заключается в том, чтобы непосредственно внутри некоммерческих организаций культуры и искусства формировать менеджеров высшего звена, имеющих профессиональное экономическое образование, хорошо разбирающихся в правовых вопросах, а также в достаточной степени знающих психологию межличностного общения.

 


1 См.: www.ecsoman.edu.ru / images / pubs / 2007 /08 / 28…
2 См.: Там же.
3 См.: Weisbrod B. The Nonprofit Economy. Cambridge.: Harvard Univ. Press, 1994. P. 75.
4 Рубинштейн А.Я. Экономическая теория культурной деятельности // Экономика культуры. – М.: Слово, 2005. – С. 118.
5 Hansmann H. The Role of Nonprofit Enterprisen // The Yale low Journal. 1990. № 89. P. 20.
6 См.: Юрьева Т.В. Некоммерческие организации: экономика и управление. – М. : Русская деловая литература, 1998. – С. 63.
7 См.: Экономические основы культурной деятельности. Т 2. – СПб.: Алетейа, 2002. – С. 149–151.
8 См.: Хейне П. Экономический образ мышления. – М.: Новости, 1994. – С.704.
9 Востряков Л.Е. Менеджеры культуры: стратегии выживания в рыночных условиях // Обсерватория культуры. – 2005.– № 6. – С. 27.

Отдельные номера журналов Вы можете купить на сайте www.5B.ru
Оформление подписки на журнал: http://dis.ru/e-store/subscription/



Все права принадлежат Издательству «Дело и cервис» Полное или частичное воспроизведение или размножение каким-либо способом материалов допускается только с письменного разрешения Издательства «Дело и Сервис».